Регистрация
Забыли пароль?
факсимиле заказать в Москве

«Плот Медузы»: первое творение романтизма

Автор текста: Соня Ореховая
Автор фотографий: http://commons.wikimedia.org/

В 1818 году Теодор Жерико сбривает с головы свою роскошную шевелюру. Скрывшись от посторонних глаз, за год он создаёт весьма нетипичное для того времени полотно – позднее его назовут одним из самых выдающихся (а во Франции и одним из первых) творений романтизма – «Плот Медузы». Столь масштабный замысел, конечно, не мог забрести в творческий разум просто так.

2 июля 1816 года горделивый французский фрегат по имени «Медуза» терпит крушение на отмели Арген, в сорока лье от африканской земли. Входящий в состав экспедиции, направлявшейся к берегам колониального Сенегала, корабль перевозил не только нового сенегальского губернатора с толпой чиновников, но и большое количество обыкновенных служащих, а также часть «африканского батальона» (напомним – 3 роты по 84 человека). Вряд ли, ступая на борт, они могли представить, чем закончится их путешествие. После того, как корабль, сбившись с курса, садится на мель, капитан вместе с губернатором и другими высокопоставленными лицами благополучно садятся в шлюпки и отбывают. 140 же не столь выдающихся людей (преимущественно простые матросы) переходят на плот, сооруженный на месте под руководством инженера Корреара. А дальше начинается буря; пассажиры шлюпок обрубают канаты, связывающие их с плотом, и изо всех сил гребут к берегу. Плот же в течении следующих двенадцати дней будет носить по волнам, после чего 15 выживших будут подобраны проходящим мимо бригом. В 1817 году двое из них – тот самый инженер Корреар и хирург Анри Савиньи напишут книгу об этой трагедии.

Теодор Жерико, как и многие другие, был глубоко потрясён произошедшим с Медузой. Он беседует с очевидцами, просит Корреара и Савиньи позировать ему; кроме того, делает огромное количество зарисовок казнённых и умирающих, пишет сотни этюдов бушующего моря. В 1819 году художник представляет своё произведение публике на одной из важнейших художественных выставок Франции – в Парижском Салоне. Но публика не поёт Жерико диферамбы – напротив, из-за его возмутительного отступления от академических норм (ведь такое полотно – и для каких-то утопленников: сюжет никак не классический) картина была воспринята весьма неодобрительно. Кроме того, большинство посчитало эту монументальную выходку лишним напоминанием о скандальных обстоятельствах происшествия. Немногие выжившие после крушения поведали массу нелицеприятных подробностей об организации спасательных действий – намекали и на очевидную вину самого капитана, взятого на должность исключительно по протекции. Так и до обвинений всего Королевского флота недалеко. Да и не только флота – всего правящего класса! Просто неслыханно.

...

Добавить свой комментарий