Регистрация
Забыли пароль?
Эстетическая реставрация зубов позволяет закрыть тремы и диастемы, устранить ретракцию десен.
"Калевала"  - Иллюстрация к изданию "Калевалы" 1896 года
"Калевала"  - Обложка первого издания "Калевалы" 1835 года
Все фотографии
Хотите увидеть это
чудо своими глазами?
RSS

"Калевала" – великое создание Элиаса Лённрота

Автор текста: Lutra lutra
Источник: фото - nl.wikipedia.org, helmi.lib.helsinki.fi, ouka.fi

В 1835 году в Финляндии вышел небольшой сборник народных песен. В книге было 32 песни – руны, как их назвал составитель. Книжечка имела по-научному обстоятельное заглавие: "Калевала, или старые руны Карелии о древних временах финского народа". Тираж её был 500 экземпляров.

В те времена мало кого можно было удивить новой фольклорной публикацией: сборники песен и переделки сказок печатались по всей Европе. Однако слово "Калевала" стало синонимом национальной культуры для карел и финнов.

Но до 1835 года "Калевалу" не знали даже на родине. Этого эпоса просто не существовало. Тысячи рун пелись народными певцами, но каждая песня жила сама по себе.

Сделать так, чтобы карельские руны убереглись, смог провинциальный врач из Карелии Элиас Лённрот.

В начале XIX века Финляндия была территорией Швеции. Население резко делилось на две группы: финны и карелы – крестьяне, шведы – горожане. Слово "финн" означало не столько национальность, сколько социальную принадлежность. Шведская культура считалась высшей, а финская – вообще культурой не считалась. Если человек выучивал шведский язык и начинал заниматься чем угодно, но не крестьянским трудом, он автоматически становился шведом и, следовательно, полноценным членом общества.

В 1809 году финские земли отошли к Российской империи, но в культурной жизни финнов мало что изменилось. Продолжали делать вид, что финского языка не существует – в школах его не учили, литературы на нём не было. Впрочем, и правда – литературный финский язык ещё не существовал, хотя он ощутимо и поднимался над диалектами. Этот язык как раз и стремился создать Лённрот и круг его последователей. Для того, чтобы окончательно не раствориться среди других народов, интеллигенция – по виду шведская, а по происхождению финская – обратилась к народной традиции, к этнической самобытности.

Между прочим, в те времена главенствующим направлением в искусстве был романтизм. А уж романтизм-то сумел научить публику ценить "дикую природу", "естественные чувства" и, конечно же, народные предания. Так что стремления Лённрота попали на благодарную почву. Народные финские песни публика приняла с интересом: у нас под боком есть экзотика!

Кроме того, в те годы велись ожесточённые споры по поводу того, являются ли гомеровские поэмы сочинением одного человека – или Гомер просто объединил в одно целое народные сказания. Именно это и вдохновило Лённрота: а ведь и вправду – народные песни можно объединить в одно целое!

А знания народных песен ему было не занимать. Едва закончив университет, он начал собирать их в северной Карелии. А за 20 лет он совершил 10 поездок в Карелию, настоящих фольклорных экспедиций.

1834-й – год высшей удачи для Лённрота. В Ладвозере он встречает народного рунопевца Архипа Перттунена. И прежде и потом собиратель слушал хороших сказителей, но равного Перттунену по знанию рун и по выразительности исполнения – никогда.

На основе подготовленных ранее записей Перттунена в 1935 году Элиас Лённрот выпускает сборник "Калевала". В книге пока ещё 32 руны. Это так называемая "Старая Калевала". "Новая", в том виде, каком она известна всему миру, выйдет только в 1849 году. В ней будет уже 50 рун.

Всё же, строго говоря, "Калевала" не является народным творчеством в научном смысле этого слова. Внешне она кажется связной, повествование идёт, то отходя в сторону, то возвращаясь; но эта стройность – результат работы составителя. Как раз там, где циклы рун о том или ином герое соединяются, там, где появляется претензия на объединённость всех 50 рун – "Калевала" перестаёт быть фольклором и становится литературой. Элиас Лённрот верил в первоначальное единство эпоса и пытался восстановить его единство. Но он не переделывал легенд, а воссоздавал их как представитель народа.

Лонгфелло, написав в подражание "Калевале" свою "Песнь о Гайавате", создал прекрасную поэму, но не эпос, потому что при всей его любви к индейскому фольклору, он был человеком иной культуры. Лённрот же работал для родного народа, частью которого был сам.

Вообще, труд Элиаса Лённрота вызвал целую волну подражаний. Среди них в качестве наиболее выдающихся произведений можно отметить эстонский эпос "Калевипоэг" и латышский – "Лачплесис", ставшие для их народов тем же, чем "Калевала" для карел и финнов.

Оцените качество этого описания, помогите автору победить в конкурсе!
-3 -2 -1 +1 +2 +3
Добавить свой комментарий

Добавить комментарий

Для добавления комментария — авторизуйтесь на проекте или зарегистрируйтесь.